Барельеф царя Дария

Барельеф царя ДарияБарельеф царя ДарияЦарь царей Дараявауш, царь персов, властитель многих народов, которого враги его (греки) называли Дарием, решил еще при жизни поставить себе памятник. Ибо хоть и верил он в прочность и незыблемость своей державы, но благодарности потомков не доверял. Он выбрал для монумента место, лучше которого и придумать было нельзя. Дарий задумал поставить памятник неповторимый, вечный И это удалось ему лучше многих правителей, бывших и до него, и после.
Дарий вступил на престол в 522 году до н.э. после тяжелой борьбы с девятью другими претендентами Он жестоко расправился с соперниками и стал после бога Ахурамазды вторым по могуществу во всей вселенной Вот эту борьбу за престол Дарий и повелел отразить в монументе.
В священном с древнейших времен районе Бехистуна рядом со старой торговой дорогой вздымается к небу крутая двуглавая скала. На ее отвесной стене примерно 2500 лет назад персидский царь Дарий и приказал высечь надпись и рельеф, которые должны были прославить и возвеличить его деяния, его победы и его самого. Сначала на этом участке скалы вытесали огромный ровный прямоугольник. От его нижнего края до земли — 105 метров, и потому монумент можно разглядывать лишь издали После того как скульпторы Дария убрали строительные леса, к монументу в течение всего этого времени никто не приближался.
На каменном полотне вырублен барельеф — несколько человеческих фигур в полный рост они не прикасаются к стене. Выше других — сам Дарий: скульпторы старались угодить царю. В знойном мареве высоко над дорогой возвышается недостижимая ни для чьей дерзновенной руки фигура великого правителя. У него большие глаза и брови дугой, борода его завита, а на голове военная корона, вырезанная очень тонко и тщательно. Дарий требовал точности в самых мельчайших деталях Корона была из золота и усыпана овальными драгоценными камнями Дарий поднял к крылатому богу, реющему над царем, руку, а ногой попирал главного из своих врагов — Гаумату, волшебника и мага, восставшего против Дария и оспаривавшего у него царство Нога царя тяжело надавила на живот Гауматы, и тот скорчился от боли и унижения.
Позади царя стоят два знатных перса, они вооружены луками и копьями, за плечами у них колчаны со стрелами Лицом к царю, побежденные и понурые, выстроились остальные восемь злополучных претендентов Руки их связаны, а шеи стянуты общей веревкой.
Дарий был предусмотрительным и, возможно, предполагал, что без надписи значение гордой картины потомкам будет непонятно И он приказал остальную площадь стены заполнить надписью на трех языках" на древнеперсидском — языке царя и двора, на вавилонском — языке государства, хоть и разгромленного, но продолжавшего оставаться великим и известным, и на эламском.
Но только скульпторы закончили работу, каллиграфы выбили длинную надпись, как Дарий вернулся в свой дворец из очередного военного похода, победив вождя сакского племени тиграхауда. Последовал новый приказ прибавить к разбитым царям и фигуру сакского вождя.
Руководители работ всполошились Уж не говоря о том, что работа, которую они только что завершили, была невероятно трудной — такой не предпринимал никто в мире, не говоря о том, что только что были сняты строительные леса и свернут лагерь; не говоря обо всем этом — сакского царя просто некуда было помещать: на монументе Все свободное пространство было заполнено надписью.
Но снова потянулись к Бехистуну караваны, снова возводились грандиозные леса, и снова скульпторы, пользуясь привезенными из столицы портретами сакса в высокой остроконечной шапке, принялись за работу. Пришлось срубить эламский текст, и на его месте последним в цепи царей пристроить нового вождя. Частично срубленную эламскую надпись восстановили в другом месте.
Царь осмотрел монумент и наградил ответственных за проведение работ и скульпторов. В надписи встречались слова, запрещавшие повреждение монумента под страхом сурового наказания.
Объявляет царь Дараявауш: «Ты, который в грядущие дни Увидишь эту надпись, Что я повелел выгравировать в скале, И эти изображения людей, Ничего не разрушай и не трогай, Позаботься, пока у тебя есть семя, Сохранить их в целости»
Но для того, чтобы повредить монумент (если бы и нашелся* такой варвар), до него надо сначала добраться, а это было выше человеческих сил. Снизу же надпись прочитать было нельзя. И даже нельзя было узнать, что портить ее не разрешает сам царь царей — Дарий.
Но солдата и спортсмена Раулинсона не испугали те 105 метров, которые отделяли надпись от подножия скалы. В 1837 году он, майор английской армии, презрев опасность, спустился с помощью блоков по этой скале и, вися на головокружительной высоте, рискуя каждую секунду сорваться вниз, скопировал древнеперсидс-кий вариант текста За вавилонский он осмелился приняться только через несколько лет — для этого нужны были «гигантские лестницы, морской канат и «кошки», а их было трудно сюда доставить». И все-таки в 1846 году он представил Лондонскому королевскому азиатскому обществу не только первую точную копию знаменитой надписи, но и ее полный перевод.
Более ста лет продолжалось изучение Бехистунского «манускрипта». Надо отдать должное царю Дарию — поистине он задал ученым нелегкую задачу. Но и они отнеслись с великим уважением к его просьбе, никаких попыток повредить гордую надпись, повествующую о победах древнего царя, не было. .