Храм Христа Спасителя

Храм Христа СпасителяХрам Христа СпасителяВ декабре 1812 году Александр I принял Высочайший манифест, в котором говорилось: «В сохранение вечной памяти того беспримерного усердия, верности, любви к Вере и Отечеству и в ознаменование благодарности нашей к Промыслу Божию, спасшему Россию от грозившей ей гибели, вознамерились Мы в первопрестольном граде нашем Москве создать церковь во имя Спасителя Христа. Да благословит Всевышний Начинание Наше1 Да свершится оно! Да простоит храм многие веки!».
Сначала местом заложения храма были выбраны Воробьевы горы, которые всегда являлись одним из любимых мест русских царей На самой вершине их некогда стоял дворец Годуновых, который впоследствии за ветхостью был сломан. На его месте выстроили другой дворец, известный как Пречистенский, который 1 тоже сейчас не существует. Известную многим поколениям москвичей березовую рощу посадил здесь, как говорит предание, лично Петр Великий.
Храм предполагалось воздвигнуть (по проекту АЛ .Витберга) в, 110 саженей высоты, соорудив его из трех отделов: нижний поставить Рождеству, средний — Преображению и верхний — Воскресению Христову. От проектировавшейся набережной Москвы-реки сразу же начиналась лестница в 50 саженей шириной, которая вела через пять огромных уступов, служивших основанием всему Храму, до половины горы, к нижнему храму, имевшему форму параллелограмма.
По обеим сторонам, где планировалось увековечить имена всех павших в 1812 году воинов, простиралась колоннада в 300 саженей. На концах ее предполагалось разместить два памятника: один — из пушек, отбитых у неприятеля во время его преследования от Москвы до границы, другой — из пушек, взятых у него в походе от русской границы до Парижа.
От нижнего храма лестница делилась надвое и вела, с неким обходом, к среднему храму, который имел форму квадрата и равноконечного креста. Верхний же храм окружал в виде кольца купол диаметром в 25 саженей. Все это колоссальное сооружение оканчивалось пятью главами — одной большой и четырьмя поменьше., В малых главах предполагалось поместить 18 колоколов и подобрать | их так, чтобы они составляли четыре музыкальных аккорда.
12 октября 1817 года, в тот самый день, когда французы за пять лет до того оставили Москву, состоялась торжественная закладка Храма на Воробьевых горах в присутствии Александра I, членов царской фамилии, академика живописи А.Л. Витберга и других государственных мужей России. Его Высокопреосвященство митрополит Филарет произнес молитву на основание Храма и обратился к императору Александру I с такими словами: «Благочестивейший Государь! Есть для некоторых важных дел особенная судьба Провидения Божия, по которому одному избранному дается возвышенная мысль, другому предоставляется величественное исполнение... Так Давид, благодарный Богу за утверждение своего царства, помышляет создать ему храм в Иерусалиме... Исполнением мысли Давидовой Бог назначает Соломона».
Примечательно, что на углах храма был выбит барельеф: царь Давид в собрании вельмож передает Соломону чертежи Иерусалимского Храма. Этот барельеф как бы олицетворял историю создания московского Храма Христа Спасителя: император Александр I (как Давид) дает обет соорудить Храм, но исполняют обет его преемники — Николай I и Александр II.
Однако через несколько лет после церемонии торжественной закладки храма работы были остановлены из-за того, что грунт оказался песчаным, а также по ряду других причин, связанных с трудностями возведения такого грандиозного сооружения. По повелению Государя Императора в 1827 году Комиссия, назначенная для постройки храма, была закрыта, а проект А.Л. Витберга был отнесен к числу несбыточных и неисполнимых. Вслед за закрытием Комиссии два ее члена — А.Л. Витберг и Рунич — были преданы суду Московской уголовной палаты: они обвинялись в злоупотреблениях и противозаконных действиях в ущерб казны. А.Л Витберг был сослан в Вятку.
Это было тяжелым и совершенно неожиданным ударом для архитектора. Художник-идеалист, А.Л.Витберг твердо верил, что правда восторжествует перед престолом, несмотря на происки врагов, что он сам будет не только освобожден, но даже награжден за бескорыстную и ревностную службу.
Вновь созданный комитет из опытных архитекторов и специалистов дал заключение, что на избранном месте строить такое громадное здание нельзя, так как фундамент касается песчаного слоя под которым находится целая система природных родников и подобная почва не выдержит тяжести и будет постоянно оседать Это авторитетное мнение нанесло решительный удар первоначальному проекту, и был утвержден новый проект — профессора К.А. Тона.
Новое место для возведения храма было выбрано самим Государем недалеко от Кремля, на берегу Москвы-реки, где до того времени находился Алексеевский женский монастырь. Ю сентября 1829 года состоялась новая торжественная закладка грандиозного Храма. Архитектура его отличалась от византийского стиля легкостью и красотой форм и напоминала древние русские церкви.
Основание храма — это квадрат, имевший с каждой стороны выступ (портал) и образовывавший таким образом равноконечный крест. Фасад был одинаков со всех четырех сторон. Все это сооружение венчалось пятью главами, из которых средняя превосходила размерами остальные и придавала единство и полноту всему строению.
Круглая сторона этой главы покоилась на восьмигранном основании и была обведена, как бы венцом, рядом красивых столбиков, соединенных арками, под которыми находились окна. Все здание освещается 16 окнами из главного купола и 38 окнами под хорами, причем все они имели одинаковую форму — узкую, сверху закругленную.
Внутри храм поддерживался четырьмя огромными столбами. От расположения этих столбов и порталов образовывались двойные стены, а между ними коридор шириной в две сажени, идущий (как принято в древних христианских церквах) вокруг всего храма. Над коридором помещались просторные хоры.
Внешние стены храма были украшены двойным рядом горельефов, исполненных из русского мрамора известными скульпторами Рамазановым, Логиновским и бароном Клодтом, которые трудились над ними в течение 20 лет. Выбор сюжетов для этих горельефов по Высочайшей воле был предоставлен митрополиту Филарету.
Все входные двери (а их 12) были выполнены из бронзы, а украшали их изображения святых, отлитых по моделям известного скульптора графа Толстого. Паперти крылец были сделаны из финского мелкозернистого гранита темно-красного цвета, которым был облицован и наружный цоколь всего храма.
В 1849 году был окончен самый большой купол храма, а в 1858 году наружные строительные леса сняли, и Храм явился во всей своей красоте и грандиозности размеров.
Внутри Храм был облицован двумя сортами русских камней — Лабрадора и шошкинского порфира и пятью сортами разноцветных итальянских мраморов. Духовная живопись исполнена лучшими русскими художниками, и среди множества прекрасных произведений встречались просто образцовые, неповторимые.
В главном куполе храма — изображение Господа Саваофа сидящего и благословляющего (работа Маркова), в лоне его — Сын Божий в образе младенца, а в персях — Дух Святой в виде голубя.
В 1882 году Храм был совершенно готов, но освящение его состоялось только в 1883 году — в год коронации Государя Александра III. Это была необычайно торжественная церемония, которую видела вся Москва, и это торжество, несомненно, осталось в памяти всех, кому посчастливилось его видеть.
Внутри Храма, в северном его углу, стояли ветераны Отечественной войны 1812 года Их оставалось уже не много, и все они были убелены сединами. Государь милостиво беседовал с ними, и каждый из них был награжден Георгиевском крестом.
При четырех императорах возводился Храм Христа Спасителя, а потом был уничтожен в один день по приказу кремлевских вандалов. Храм взорвали, чтобы на этом месте возвести Дворец Советов, который так никогда и не был сооружен. Однако от Храма кое-что сохранилось и сейчас обнаруживается. Из запасников всплывают архитектурные фрагменты, колокола, детали внутреннего убранства. Незнакомая старушка передала икону с ликом Спасителя, которую все эти годы бережно хранила дома. В фондах кремлевских музеев случайно обнаружили золоченую бронзовую пластину в виде креста. Это была закладная плита храма. Ее нашли в развалинах, а потом и вовсе о ней забыли На обороте ее можно прочитать: «План и фасад сочинил профессор архитектуры, коллежский советник Константин Тон». Храм и восстанавливается в точном соответствии с замыслом выдающегося архитектора.
Когда-то, более полувека назад, просвещенная нищенка Филимоновна, обойдя последний раз Храм Христа Спасителя, изрекла: «На сем месте никогда и ничего антихристами не будет воздвигнуто. А однажды спустится с небес сам Господь и возродит порушенный Храм...».