worldmiracle.net
Живопись, художественная литература и культура

На задворках литературы: юмористические стихи

Юмористические стихи всегда считались «низким жанром». Хотя практически все русские поэты отдали дань весёлым стихам. Тот же Пушкин: «Ура! В Россию скачет кочующий деспОт…». Некрасов наряду со стенаниями по мужику писал язвительные стишки о коллегах-литераторах.

«Витязь горестной фигуры,
Достоевский, милый пыщ,
На носу литературы
Рдеешь ты, как новый прыщ».
Но все это не более чем развлечения в свободное от великого поэтического труда время. Даже мастер юмористического стиха А.К. Толстой многие замечательные вещи писал исключительно для внутреннего употребления в кругу друзей и опубликованы они были лишь после его смерти. Пожалуй, полноправный статус юмористические стихи получили только во времена «Серебряного века». Чего стоит один Саша Черный:
«Квартирант и Фекла на диване.
О, какой торжественный момент!
«Ты — народ, а я — интеллигент,—
Говорит он ей среди лобзаний. —
Наконец-то здесь, сейчас, вдвоем,
Я тебя, а ты меня — поймем...»
Но он лишь один из многих, хотя и наиболее известен именно как поэт-юморист. Замечательные весёлые вирши принадлежат перу поэта Николая Агнивцева:
«Средь королевских всяких благ
Король Артур, король-чудак
Жил-был давным-давно...

И тем Артур известен был,
Что лишь две вещи он любил:
Раздумье и вино.

И так всю жизнь по мере сил
Король Артур грустил и пил
Немного чересчур.

И всех английских королей
Он был грустнее и пьяней,
Чудак-король Артур».
К этой же плеяде можно отнести Тэффи, Василия Князева, Александра Измайлова…
Послереволюционное время потребовало от поэтов не безобидного юмора, а жёсткой сатиры, на поприще коей преуспели Демьян Бедный и Владимир Маяковский.
Сегодня, когда стихописание стало занятием столь же массовым, сколь и некассовым, юмористические стихи плодятся во множестве и исчезают без следа. Благодаря интернету опубликовать свои произведения может каждый и действительно толковые вещи теряются в горах шлака. Тем не менее, каждый, кто плодит рифмы, томим духовной жаждой их продвинуть. Лелея, очевидно тайную мечту о бессмертии:
«Я памятник себе воздвиг,
Как пирамиды прочный.
Не осуждай меня, старик,
Завистник мой полночный.
В веках останусь я. А ты
Не порти белые листы.
Ведь мысли – дрянь, слова пусты,
А помыслы – порочны…