Петров двор

Петров дворПетров дворВначале XVIII века на крутом высоком уступе над Финским заливом кипела работа. Сотни солдат и крепостных крестьян рыли каналы, прокладывали аллеи, сажали деревья. Суетились садовники, мастера фонтанного дела, резчики по камню и дереву. Важно прохаживались архитекторы.
Иногда появлялся высокий стремительный человек в мундире Преображенского полка. Размашистым шагом он поспевал всюду: собственноручно набрасывал план парка, указывал направление аллей, выбирал места для дворцов и фонтанов. Петр I строил свое любимое детище — Петергоф. Камень, мрамор и бронза объединялись в сказочно прекрасный ансамбль с зеленью деревьев и голубыми просторами моря.
От берега моря до самого дворца был прорыт канал, море как бы подступало к дворцу, еще не законченному, но уже горделиво высившемуся на краю обрыва. Еще ни одна резиденция в мире не имела такого въезда. Не достроены были и каменные лестницы, которые спускались уступами в парк, где садовники распоряжались посадкой привезенных из-за границы цветов, а фонтанные мастера наблюдали за прокладкой деревянных труб.
В 1723 году, когда наконец забили фонтаны, уже нельзя было подойти на яхте к самому дворцу. На общей площади в 21 гектар был разбит парковый ансамбль с каскадами и фонтанами, некоторые из которых (так называемыми «шутихи») начинали бить внезапно, обливая водой оторопелого зрителя.
Жемчужиной парка стал ансамбль Большого каскада. Каменные лестницы превратились в уступы, по ним сплошной прозрачной пеленой сбегала в канал вода. Семь уступов, семь порогов ежесекундно сбрасывают 34 000 литров воды. С каждой ступени били вверх и разбегались легкими радужными брызгами высокие тонкие струи. Между ними спускалась вниз торжественная аллея свинцовых золоченых статуй древних богов и героев, сверкающих на солнце. А внизу, у подножия каскада и дворца, вода с шумом и пеной падала в широкий бассейн, прозванный «ковшом». В центре его возвышается на скале мощная фигура ветхозаветного силача Самсона, раздирающего пасть льва. Из львиной пасти бьет мощный фонтан — столб воды вздымается вверх на 20 метров. Эта скульптурная группа окружена небольшими водометами, струи воды бьют из пастей дельфинов или из рогов, в которые дуют тритоны и водяные нимфы.
Скульптура «Самсон» должна была увековечить торжество России над «свейским львом» (Швецией), победу, одержанную под Полтавой в день Святого Самсона в 1790 году. Но Петру I не довелось увидеть Самсона, созданного талантливым скульптором Карло Растрелли — отцом знаменитого зодчего. Когда легендарный библейский герой встал на свое место, царя Петра уже не было в живых.
Работы на некоторое время прекратились, но потом началась отделка Верхних палат, Большого грота, галереи, канала и гавани. Закончив Марлинский каскад, строители принялись возводить Каскад драконов.
Непосредственно к ансамблю Большого каскада примыкает Большой дворец, расположенный на террасе, откуда открывается великолепный вид на Финский залив. Белое 3-этажное здание дворца, с его симметрично расположенными флигелями и высокой, изысканно прорисованной фигурной кровлей, с огромными окнами выглядело удивительно пластичным и праздничным. Здесь была целая анфилада гостиных и парадных залов с нарядными расписными плафонами, деревянной золоченой резьбой, рельефными лепными панно, с большими зеркалами и затейливым орнаментом высоких белых дверей. Среди больших торжественных залов особо выделяется Портретный, через который как бы незримо проходит основная композиционная ось всего прославленного ансамбля. В нем развешено 368 работ художника Пьетро Ротари.
В Большом дворце сохраняется рабочая комната Петра I, так называемый «Дубовый кабинет».
Дочь Пегра I, Елизавета, внеся в проект существенные изменения, продолжила и расширила строительство. Другие правители тоже приспосабливали Дворец к своим вкусам, в том числе и Екатерина II.
В парке есть и другие, не столь грандиозные дворцы и павильоны, в частности, любимый кирпичный домик царя Петра, выстроенный «на голландский манир» — Монплезир, что означает «Мое удовольствие». Он был сооружен прямо на берегу Финского залива, и Петр I жил в нем, пока строился Большой дворец.
Для Петра I было построено изящное 2-этажное здание Эрмитаж, в верхнем этаже которого находилась трапезная. Центральная часть овального орехового стола, рассчитанного на четырнадцать персон, поднималась и опускалась с помощью подъемного устройства, чтобы слуги на первом этаже могли переменить блюда.1