Сейчас на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователей и 1 гость.

Вход для пользователей

«Картинная галерея» в Пампа-де-Наска

«Картинная галерея» в Пампа-де-Наска«Картинная галерея» в Пампа-де-НаскаВначале 30-х годов нашего века в Перу появилась группа молодых людей с необычным намерением: попытаться исследовать прошлое этой страны и памятники ее доколумбовой истории... с самолета! Молодые люди сначала не вызвали у ученых доверия. Многим казалось, что речь идет просто о прогулке богатых сынков из США, которые, имея состоятельных родителей, могли позволить себе даже собственные самолеты.
Во главе небольшого отряда американских летчиков-любителей стоял Роберт Шиппи, сын биржевого маклера. Действительно, денег и свободного времени у него было достаточно. Впрочем, он получил и историческое образование, а главное, был великолепным пилотом. Летать «просто так» ему было уже неинтересно и он предложил своим друзьям полететь в Южную Америку где в неприступных джунглях, в горах и песках медленно разрушались памятники древних доколумбовых культур. Пусть хотя бы фотоснимки сохранят для будущих поколений древние сооружения, которые скоро поглотит всеразрушающее время.
«Картинная галерея» в Пампа-де-Наска.
Результаты экспедиции Р.Шиппи не просто превзошли все ожидания - они оказались неожиданными и ошеломляющими Шиппи объединил свои усилия с усилиями другого молодого человека - Джорджа Джонсона, специалиста в области аэрофотосъемки. Вместе они составили карту обширных областей Перу сделали десятки тысяч снимков памятников доколумбовых культур - тех, которые были уже известны науке, и тех, о которых она до той поры не имела ни малейшего представления.
На перуанском побережье, куда впервые нога европейца ступила 4 века назад, молодые летчики обнаружили 80-километровый извилистый редут - поистине Великую Китайскую стену Перу (с той поры ее обычно и называют Великая перуанская стена) Об этом самом длинном и с трудом поддающемся обозрению древнеперуанском сооружении никто не знал. Известный ученый X С Тельо откровенно признался, что он, посетивший каждый уголок Перу и производивший раскопки в самых отдаленных местах, о подобном открытии не мог и предположить.
Успех экспедиции Шиппи-Джонсона доказал, что при археологическом исследовании в Перу именно разведка с самолета обещает дать новые, неожиданные находки и открытия. И потому нет ничего удивительного, что менее чем через 10 лет другой ученый решил посмотреть на творения древних перуанцев с борта самолета. Это был Пол Косок. В отличие от молодого Р.Шиппи он как историк был прекрасно подготовлен для решения взятых на себя задач. При этом он был музыкантом и автором ряда математических работ. До своего появления в Перу доктор Косок занимался древнейшими культурами Старого Света (например, изучал роль которую играла ирригация в Месопотамии). А потом он решил установить роль оросительных систем в Южной Америке а конкретно - в засушливых прибрежных областях Перу И он начал искать каналы древних перуанцев в тех местах, где некогда существовала великая культура Мочика, а позднее - могучая империя.
Летал он и на юг - в Пампа-де-Наска. И увидел там нечто невероятное. На темно-красной поверхности мертвых пустынных плоскогорий проступали желтовато белые трапеции, треугольники и прямоугольники, часто длиной в сотни и сотни метров Многие из них на первый взгляд напоминали очертания аэродрома. Иногда по Пампа-де-Наска тянулись бесконечно длинные полосы, сходящиеся в определенных точках и затем вновь расходящиеся. И посреди этого кажущегося хаоса линий были рассеяны гигантские рисунки животных. В одном месте многометровая игуана, в другом — 120-метровая птица или 200-метровый ящер, а в третьем — гигантская обезьяна.
Поначалу П.Косок не мог даже дать определение увиденному: не с чем было сравнивать Он, так хорошо знавший историю культур Старого Света, никогда не видел такой гигантской «картинной галереи».
Когда Косок опубликовал сообщение о своем открытии, к которому приложил десятки высококачественных фотографий, сделанных с воздуха, мир ему не поверил. Ведь через Пампа-де-Наска десятки лет проходили довольно оживленные транспортные пути, кроме того, ее пересекает Панамериканское шоссе. Строители прожили в этих местах несколько месяцев. И никто ничего не заметил... Когда П.Косок взглянул на Пампа-де-Наска с самолета, он с удивлением обнаружил, что строители проложили шоссе поперек изображения гигантского ящера и в буквальном смысле слова, как ластиком, «стерли» его ноги.
Профессор Косок не мог однозначно объяснить смысл странных гигантских рисунков в Пампа-де-Наска. Мы не можем точно объяснить их назначение и до сих пор. Свое восхищение страной древних индейских культур П.Косок выразил весьма своеобразно: свое величайшее открытие он ознаменовал большим музыкальным произведением под названием «Андская симфония».
Казалось бы, что фантастическая находка Косока должна была тут же приковать к себе внимание специалистов, но этого не случилось. Правда, в Европе шла вторая мировая война и у человечества были совсем другие заботы. Но и после войны специалисты не проявили интереса к огромным рисункам в Пампа-де-Наска. Их второй раз открыл писатель Эрих фон Деникен в своей книге «Воспоминания о будущем» (1968 год), которую в отличие от ученых статей Косока взахлеб читал весь мир. В ней он размышлял о том, не являются ли гигантские линии в стране индейцев, не знавших колеса, а тем более аэроплана, взлетными полосами для космонавтов. Не связана ли эта «картинная галерея» с инопланетянами и внеземными цивилизациями?
Интерес к «посадочным площадкам космонавтов» в южном Перу еще больше возрос, когда немецкий режиссер Г.Райнэл снял по книге большой документальный фильм и показал кино- и телезрителям всего света изображения в Пампа-де-Наска.
В течение почти четверти века, прошедшей с той поры, как насканскую «галерею» открыл Косок, здешними рисунками (помимо счастливого первооткрывателя) занимался лишь один человек. Это была Мария Райхе, приехавшая в Перу из Германии. Поселившись в Лиме, она одной из первых услышала от профессора Косока о его невероятном открытии. Это сообщение так ее заинтересовало, что с тех пор все свое внимание она сосредоточила на этом обширном пространстве.
Впоследствии она буквально поселилась сдесь — и не на неделю, не на месяц. На краю пустыни, где начинались обширные земельные владения асиенды Сан-Пабло, ее владельцы построили женщине-профессору глинобитную хижину. И эта временная постройка вот уже почти полвека служила Марии Райхе штаб-квартирой. Долгое время это вообще был единственный научно-исследовательский центр, где изучались странные фигуры и линии. В этом небольшом домике в послеполуденные часы рисует, вычисляет, штрихует и занимается математическими расчетами профессор Мария Райхе. С наступлением темноты смелая женщина робинзон выходила на пустынные плоскогорья, «живой» облик которым придают лишь изображения страшных ящеров и пауков. Ночь она проводила тут же в пустыне, в спальном мешке. Чуть забрезжит рассвет, она встает, чтобы разглядеть «свои рисунки» при свете первых лучей солнца, когда они на поверхности земли относительно хорошо видны.
Профессор М.Райхе не могла довольствоваться лишь наземными измерениями при изучении Пампа-де-Наска. На свои скромные средства она время от времени нанимала вертолет. Позднее министерство авиации Перу передало ей один из военных вертолетов в постоянное пользование.
...Общая площадь «разрисованной» территории составляет несколько сотен квадратных километров. Фигуры, линии и странные трапеции расположены сдесь на расстоянии приблизительно пяти километров друг от друга. М.Райхе, которая знала пустыню Наска, как никто другой, писала, что дождь сдесь бывает в течение получаса раз в два года. Кроме того, поверхность пампы покрыта темным щебнем, поглощающим огромное количество тепла, в результате чего как бы создается горячая воздушная подушка, которая и обеспечивает консервацию древних изображений.
Чтобы установить археологическую датировку дописьменных эпох, применяется радиоуглеродный метод. Однако так можно определить лишь возраст сохранившихся органических веществ. Но откуда взяться таким органическим веществам в пустыне, где, по всей вероятности, никто никогда не жил? К счастью, ученый У. Д. Стронг, занимающийся прошлым Южного Перу, нашел по соседству с одним из рисунков остатки небольшого деревянного столба. Возможно, «создатели» галереи поместили его сдесь, чтобы ориентироваться в этом удивительнейшем лабиринте линий. Естественно, что этот бес ценнейший столб был немедленно обследован в лаборатории с помощью радиоуглеродного метода. В результате анализа было установлено, что древесина относится к 525 году новой эры.
Результаты проверки подтверждают и сами рисунки в Пампа-де-Наска. Многие из них напоминают рисунки насканских сосудов, где нередко фигурировал кит (точнее, зубастая касатка) — одно из двух божеств воинственных насканцев (вторым был ястреб). Насканские воины даже носили головные уборы в форме китового хвоста, чтобы подчеркнуть, что они являются почитателями китообразных. Одна из таких извивающихся касаток — только в тысячу раз больше — начертана и в Пампа-де-Наска.
В фантастическом открытии. Косока обнаруживаются изображения трех видов. Прежде всего, это — прямоугольники, квадраты, треугольники и трапеции, в которых многие видят «космодромы». Рядом с ними бесчисленное множество прямых линий, которые ведут, казалось бы, в никуда. На самом деле они простираются от горизонта к горизонту, на сколько хватает глаз. Между этими линиями и геометрическими фигурами разбросаны десятки ящеров, рыб, птиц, пауков и даже человеческих фигур. Расшифровке всех трех видов удивительных и загадочных изображений Мария Рай-хе посвятила свою жизнь.
Насканские фигуры в большинстве своем представлены знакомыми нам животными. Явное предпочтение «создатели» галереи отдавали птицам, одни из которых в буквальном смысле просто чудовищны. Некоторые птицы изображены довольно достоверно, например, колибри, которая на южном побережье Перу вообще не встречается. Морской ястреб (скопа) почти 150-метровой длины изображен с характерно раздутым зобом, которым этот хищник устрашает других птиц. Всего в Пампа-де-Наска нарисовано 18 птиц.
Из других животных представлены главным образом китообразные (касатки), большая игуана, 110-метровый ящер. В пустыне Наска изображено также загадочное животное, напоминающее собаку с тонкими ногами и очень длинным хвостом. Некоторые животные (особенно те, которые не живут на территории, некогда населенной насканцами) изображены настолько схематично, что их довольно трудно отождествить с какими-то реальными представителями животного мира. Так, например, у довольно большой обезьяны (возможно, капуцина) на одной кисти передних конечностей нарисовано четыре пальца, а на другой — пять. Ее хвост напоминает огромную спираль.
Изображения людей встречаются среди насканских фигур реже, и в изобразительном отношении они менее выразительны. Ряд человеческих изображений недавно был обнаружен на крутых берегах Рио-Инхеньо. Порой среди них встречаются и человеко-птицы, например, более чем 30-метровый человек с головой совы.
Среди светлых площадок пустыни Наска чаще всего встречаются трапециевидные, размер одной из них, например, в длину — 1700 метров, а в ширину — 50. Не удивительно, что в этих загадочных фигурах видят взлетные площадки для летательных аппаратов космических пришельцев. Но зачем люди полтора тысячелетия назад создали эти фантастические творения, для чего служили все эти изображения и какой смысл они имели?
Предположения были самые различные. Некоторые видели в этих загадочных линиях систему оросительных сооружений, другие в линиях рисунков предполагали ритуальные беговые дорожки. Археолог Хосе Ланго считал эти линии картами, которые указывают путь к каким-то жизненно важным точкам (например, к подземным источникам вод).
Архитектор, историк, математик и музыкант П.Косок поначалу тоже не находил разумного ответа на этот вопрос. Он лишь восторгался рисунками, смысл которых понять трудно, но чувствовал их волнующую красоту. Профессор любил Пампа-де-Наска за ее особую, чуть печальную красоту, ему нравилось бродить по пампе во время захода солнца, когда красная от его лучей пустыня становится особенно хороша. Однажды во время одной из таких прогулок П.Косок, как всегда, следил за последними отблесками южного солнца. И вдруг он заметил, что его лучи коснулись горизонта точно над одной из линий, у основания которой стоял ученый. Косок сразу вспомнил, что было 22 июня — день зимнего солнцестояния в Южном полушарии. Как историк, он знал, что солнцестояние в жизни многих древних цивилизаций играло исключительную роль. Так, в тот памятный день последний солнечный луч высветил одну из тайн насканских рисунков. По мнению П. Косока, они служили своим создателям своего рода календарем для определения смены времен года.
Гениальную догадку Косока проверила в процессе долгих наблюдений продолжательница его дела М.Райхе. Она собрала целый ряд доказательств того, что линии в насканской пустыне действительно имели отношение к дням зимнего и летнего солнцестояния, особенно к летнему (22 декабря). Ведь после солнцестояния в этих местах появлялось то, что жители пустынного края особенно ценили, — вода.
С солнцестоянием связаны и изображения некоторых животных. Так, например, клюв и почти 100-метровая шея диковинной птицы направлены в самую точку восхода солнца при зимнем (июньском) солнцестоянии. Одна из линий, выходящих из клюва другой птицы, точно указывает на место восхода солнца 22 декабря, в день летнего солнцестояния. Точное определение восхода солнца имело огромное значение для полевых работ, для всего земледельческого цикла здешних индейцев.
Периоды солнцестояния, зимнего и летнего равноденствия играли важную роль в культурах многих народов. Профессор Косок
«Картинная галерея» в Пампа-де-Наска назвал пустыню Наска «величайшим астрономическим атласом в мире», он высказал и другое предположение: рисунки могли также определять место и время восхода и захода Солнца и Луны.
Насканская «галерея» имела отношение не только к Солнцу и Луне. По мнению Косока, некоторые линии определяли позицию или движение звезд и созвездий, значительную роль среди которых в древнем Перу играли Плеяды. Действительно, в этих географических широтах во время солнцестояния Плеяды будто бы восходят на том же месте, что и Солнце.
Изображение обезьяны с четырьмя пальцами на одной кисти и пятью на другой было древнеперуанским воплощением созвездия, которое создатели этой «галереи» связывали с летним солнцестоянием. Игуаны, колибри и морские ястребы, очевидно, изображали другие звезды и созвездия. Однако расшифровать южно-перуанский Зодиак — задача будущих поколений археологов, астрономов и математиков. Им предстоит ответить и на другие вопросы: каким образом могли создать рисунки с такой невероятной точностью люди, которые не умели летать и не могли видеть с земли творения своих рук? Как они перенесли в пустыню тысячекратно увеличенные «чертежи»?
Тут в первую очередь возникают вопросы технического характера. Кто руководил этой работой? И кто проводил эту работу, кто перерисовывал изображения игуан и гигантских пауков? Ведь эти огромные рисунки должны были наносить сотни, а то и тысячи исполнителей. Можно предположить, что работой руководили высокопоставленные представители насканского общества — жрецы, а может быть, и целая группа жрецов. Физическую работу, очевидно, выполняли рядовые представители этого общества, а также пленные.
Реализация столь грандиозного замысла требовала поистине государственной организации работ. Быть может, эта «галерея», не знающая себе равных во всем мире, и была наглядным отражением могущества государства Наска...